Статьи

Главная » Статьи » Мои статьи

Ильин Е.П. Болевые точки отечественной психологии

Вестник Герценовского университета №6 (56), 2008г.

С. 9-14

Е. П. Ильин,

профессор кафедры психологии развития и образования

БОЛЕВЫЕ ТОЧКИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

(полемические заметки)

Известно, что психология является базой для разработки педагогических методов обучения и воспитания молодого поколения. Кроме того, в последние десятилетия возникло новое направление в психологии — психологическая служба в образовании, в частности в школе. Это требует подготовки практических психологов, хорошо подкованных не только теоретически, но и практически, умеющих качественно проводить психодиагностику учащихся с использованием не только бланковых, но и аппаратурных методов исследования. Это значительно повышает объективность выносимых суждений об особенностях детей, о причинах их неуспеваемости и неадекватности поведения, помогает разработать психологически обоснованный индивидуальный подход к учащимся. В связи с этим возникает вопрос: куда идет в своем развитии современная отечественная психология и насколько она отвечает запросам педагогической практики?

В настоящее время в связи с изменением социального строя отечественная психология переживает новый этап своего существования. В изобилии появилась переводная зарубежная литература по психологии, которая в советское время была недоступна широкой психологической аудитории. Среди них много фундаментальных книг по психологии развития детей и подростков, которые полезны не только психологам, но и педагогам. Теперь можно спокойно обсуждать многие психологические направления и теории, раньше предававшиеся анафеме, например, о врожденности способностей и таланта. Появилась свобода мышления без риска, что тебя выгонят с работы, можно положительно отзываться о теории 3. Фрейда, без критического запала говорить о психоанализе и т. д. Стала развиваться отечественная практическая психология, особенно психотерапия, которая в советское время была в загоне, а на Западе давно являлась и является до сих пор неотъемлемой частью жизни общества. Казалось бы, наметившимся переменам можно только радоваться. Однако не будем спешить впадать в эйфорию. Существует и наличие ряда негативных моментов, наметившихся в связи с этим в отечественной психологии.

Совершенно оправданное усиление в современной психологии ее практических аспектов привело к ее отрыву от базовых общепсихологических знаний, что грозит превращением психологической практики в ремесленничество. Неоправданное увлечение различного рода групповыми тренингами приносит подчас при воздействии на личность не только пользу, но и вред, так как не учитываются индивидуальные особенности и объективное наличное психофизиологическое состояние участников тренинга.

Современная отечественная психология страдает злоупотреблением опросниками и прожективными методами исследования личности, в основном зарубежными и плохо адаптированными к нашей культуре. В связи с этим переведенное название методики часто не соответствует ее содержанию: изучают одно явление, а обозначают понятием, не имеющим ничего общего с изучаемым. С сожалением можно констатировать, что отечественные психологи находятся в плену многих зарубежных теорий и методов исследования, воспринимаемых, в отличие от западных психологов, без всякого критического рассмотрения1. Например, в последние годы изданы две книги российских психологов по мотивации, в которых рассматриваются только зарубежные теории2. Многочисленные работы отечественных авторов, касающиеся рассматриваемых в этих книгах вопросов, даже не упоминаются. Возможно, такое игнорирование обусловлено менталитетом российского человека, для которого еще со времен Грибоедова все иностранное лучше, чем отечественное. Подтверждением такого преклонения перед Западом является проведенная в 2002 г. в Москве международная конференция по мотивации, тезисы которой принимались и публиковались только на английском языке, включая и тезисы отечественных авторов. Очевидно, организаторы конференции хотели таким образом показать Западу, что мы тоже не лыком шиты. Но не лучше ли это доказывать новыми теориями мотивации, а не изложением несущественных, частных, хотя и написанных на английском языке, вопросов, касающихся этой проблемы.

Широкое использование опросных, в основном зарубежных методик, привело к свертыванию исследований по экспериментальной психологии и к разрушению материальной базы для ее преподавания студентам на факультетах психологии. Вместо этого образовавшуюся нишу стали заполнять так называемые психофизиологи (а на самом деле — чистые физиологи), которые используют в основном физиологические методы исследования. В принципе это неплохо, но физиологический практикум не адаптируется к запросам психологического изучения человека. В нем много лишнего, ненужного для психологических исследований, и в то же время отсутствуют методики изучения свойств нервной системы, о которых физиологи имеют устаревшие, павловских времен представления. Кроме того, возникает извечная борьба между психологическим и физиологическим пониманием одних и тех же явлений. Меня, например, физиологи с известной долей скептицизма спрашивали: а что такое воля, воображение?

В последнее время все больше говорится о необходимости интегрального изучения личности, что совершенно оправдано. О необходимости такого изучения человека писал (и осуществлял на практике) В. М. Бехтерев, а позднее — Б. Г. Ананьев. Однако интегральное изучение личности часто незаметно трансформируется в изучение интегральной личности (именно такой поворот произошел у В. С. Мерлина, который в своей книге «Очерк интегрального исследования индивидуальности» использовал в названии глав понятие «интегральная индивидуальность»). Очевидно, что между интегральным изучением личности и изучением интегральной индивидуальности (личности) имеется существенное различие.

Интегральный подход связан с ее многоуровневым изучением, начиная с биохимических процессов и кончая социумом. И это совершенно оправданно, если мы хотим не только выявлять то или иное психологическое явление, но и знать его генезис. Например, в наших исследованиях вскрыта многоуровневая обусловленность такого социального явления, как лидерство. Лидерами в спортивных командах, как правило, являются лица, имеющие сильную нервную систему. Последняя же обусловлена уровнем активации покоя, проявляющегося в интенсивности обменных процессов. В свою очередь уровень активации покоя зависит от соотношения в крови адреналина и норадреналина. Таким образом, интегральный (многоуровневый) подход к лидерству позволяет выявить истоки этого явления, которые находятся не только в социальной ситуации, требующей человека с лидерскими качествами, но и в сфере гормональной регуляции.

К сожалению, интегральный подход (не на словах, а на деле) все еще не занял надлежащего места в исследованиях психологов, изучающих личность. И связано это с тем, что психофизиология, в том числе и дифференциальная психофизиология, не в почете у психологов (иногда создается впечатление, что некоторые психологи ее попросту боятся). И это понятно. Строить абстрактные модели личности легче, чем заниматься экспериментом с использованием инструментальных методов исследования (тем более при их отсутствии). Кроме того, интегральный подход к человеку требует не только более масштабного мышления, но и более широких знаний, выходящих за рамки психологии. Не случайно поэтому, по существу, прекратили свое существование психофизиологические лаборатории, основанные Б. М. Тепловым и Б. А. Ананьевым.

Теперь остановлюсь на попытках психологов изучать интегральную индивидуальность. Это уже заявка на понимание человека как целостного феномена, на цельное представление о каждой личности. Такое понимание ведет ко многим следствиям, выведенным, правда, скорее путем теоретических рассуждений, а не исходя из данных исследований. Эти положения гласят, что целая личность не есть сумма ее отдельных характеристик и что эти характеристики связаны друг с другом, поэтому изменение одной характеристики неизбежно ведет к изменению других характеристик.

Готовы ли мы к изучению интегральной индивидуальности? Мне представляется, что нет. Здесь, с какого конца ни подойди — биологического или социального,— согласия в умах ученых не существует. Достаточно вспомнить, что имеется более 50 теорий личности, около десятка классификаций типов темперамента и т. д. Попытки выделения интегральных типов темперамента с помощью формальных (математических) методов вообще приводят к абсурду. Например, В. В. Белоус выделил только два типа темперамента — А и Б.

Помимо того, что сейчас психология просто не в состоянии дать интегральное описание отдельных личностей, возникает вопрос: а возможно ли это в принципе? И не есть ли представление об интегральной личности, индивидуальности (в психологическом, поведенческом ее понимании) таким же мифом, как в недавнем прошлом представление о светлом коммунистическом будущем? Есть ли научное содержание в таком понятии, как «цельная личность»? Если есть, то как быть с другим понятием — «многогранная личность»? Одни личности многогранные, а другие немногогранные, цельные? И не приводит ли нас к ошибочному пониманию взаимосвязей между различными свойствами личности понятие «цельная личность»? Почему же тогда начальник гитлеровского концлагеря мог выступать в двух ипостасях: быть сентиментальным и играть на скрипке дома и безжалостно убивать людей в концлагере? Выходит, не прав А. С. Пушкин, и гений и злодейство совместимы в одном человеке, а известное изречение «красота спасет мир» — не более, чем красивая фраза.

Более реальным мне представляется взгляд на личность как на многоликое существо, в котором в потенции существуют многие склонности и стремления, находящиеся порой в полном несогласии друг с другом. В каждом человеке дремлет и светлое, и темное. Так, даже закоренелый преступник может обладать чувством товарищества к членам банды и чувством сострадания к свой жертве, а спокойный в обычной жизни человек становится агрессивным на футболе. И поэтому так легко «перерождается» человек, попадая в ту или иную среду (к сожалению, значительно легче в негативную сторону). Какая из сторон личности проявится, во многом зависит от складывающихся обстоятельств, внешней ситуации. Особенно это относится к людям, еще не сформировавшим у себя твердые убеждения, мировоззренческие принципы.

Исходя из теории П. К. Анохина о функциональных системах, формирующихся каждый раз заново в соответствии с новой задачей для достижения полезного для организма результата, можно представлять себе поведение человека (его реагирование на складывающуюся ситуацию) тоже как результат формирования каких- то личностных функциональных систем. В зависимости от ситуации и стоящей перед человеком задачи эти личностные системы будут различными, а следовательно, человек будет обнаруживать в своем поведении свои различные стороны. Но для того, чтобы сложившаяся функциональная система достигла необходимого полезного результата (стоящей перед человеком цели), она должна быть интегральной, целостной, т. е. каждый входящий в нее блок (свойство личности) должен интегрироваться в складывающуюся функциональную систему и взаимосодействовать работе других блоков. Отсюда, преодолевая ту или иную ситуацию, человек каждый раз должен выступать как интегральная личность. Однако в разных ситуациях эта интегральность личности будет разной. Личность похожа в этом отношении на турникет с плакатами в книжных магазинах: в какую сторону его подернешь, той стороной она и откроется.

Задача общества и воспитания состоит в том, чтобы создавать условия, с одной стороны, для подавления темного, эгоистичного и антиобщественного в человеке, а с другой — для реализации светлого, гуманистического.

В народе существуют поговорки: «Чтобы понять человека, надо съесть с ним пуд соли» и «Чужая душа — потемки». Эта народная мудрость говорит о том, что с налета, наблюдая человека только в одной — двух жизненных ситуациях, весь его психический склад не раскроешь. А ведь именно это часто и делают психологи, изучая личность в одной конкретной ситуации или с помощью того или иного личностного опросника. Вот и поворачивается к психологу личность какой-то одной своей стороной, оставляя остальные свои стороны скрытыми от глаз исследователя.

Для преодоления этой односторонности и нужен интегральный подход с использованием разнообразных методов и методик, в том числе и разработанных дифференциальной психофизиологией. Эти методы позволяют вскрыть биологическую основу личности, что имеет, как показывают исследования последних десятилетий, важное практическое значение.

В течение многих лет дифференциальная психофизиология рассматривалась только как теоретическая дисциплина, призванная объяснить имеющиеся между людьми различия. Практическое использование получаемых результатов в сфере труда, спорта, образования казалось не столь важным и реальным, чему было несколько причин. Во-первых, слабо были изучены связи типологических особенностей свойств нервной системы с различными личностными и поведенческими характеристиками человека. Во-вторых, хромало методическое обеспечение такого изучения: нужны были экспресс-методики, позволявшие проводить диагностику типологических особенностей за короткое время, на больших контингентах испытуемых и в полевых условиях. В-третьих, вроде бы и особой нужды в таком изучении не было, так как все в человеке (способности, склонности и т. п.) должно было формироваться и воспитываться,

До недавнего времени, например, считалось, что мотивы выбора той или иной профессии определяются не склонностями человека (последние даже не упоминались), а внешними социальными факторами: внеклассной и внешкольной работой, влиянием учителей и родителей и даже выполнением комсомольских поручений (Е. М. Павлютенков, 1980). А Ян Стрелял и Анджей Краевски (1974), задавая вопросы «Предопределяют ли некоторые свойства темперамента возможность достижения лучших результатов и наоборот? Существуют ли свойства темперамента, препятствующие достижению определенного уровня результатов деятельности?», давали на них отрицательный ответ.

Полученные в последние десятилетия в лабораториях В. С. Мерлина, К. М. Гуревича, Э. А. Голубевой и нашей данные в учебной и спортивной сферах деятельности убедительно свидетельствуют о влиянии типологических особенностей свойств нервной системы на способности, склонности выбора вида и стиля деятельности, а через них и на успешность деятельности. Это дает основание прогнозировать все эти особенности и с их учетом осуществлять профессиональную ориентацию и отбор. Показана роль врожденных биологических особенностей и в социальном поведении человека: лидерстве, делинквентном поведении.

К сожалению, на практике это реализуются плохо, особенно в отношении профессиональной деятельности. Это является следствием как пренебрежения работниками профконсультационных отделов дифференциально-психофизиологическими методиками, так и тем, что дифференциальная психофизиология трудовой деятельности как научная дисциплина разработана слабо. Единственной отечественной монографией, в которой рассматриваются дифференциально-психофизиологические вопросы профессиональной деятельности (на уровне того фактического материала, который имелся в 70-х гг. прошлого века) остается книга К. М. Гуревича (1970). Правда, следует отметить и раздел книги «Очерк теории темперамента» (Пермь, 1973), написанный В. С. Мерлиным и посвященный влиянию особенностей темперамента на трудовую деятельность.

Изучение этих вопросов очень важно для комфортного существования человека, так как значительная часть нашей жизни посвящена профессиональной деятельности. Можно даже сказать, что от правильного выбора этой деятельности и ее эффективного осуществления зависит счастье человека, его положение в обществе, материальный достаток, физическое и психическое здоровье. Между тем практика показывает, что первый выбор профессии, осуществляемый человеком в молодом возрасте, часто по наитию, оказывается неудачным. Многие не решаться сменить профессию, особенно если это связано с получением второго высшего образования, и вынуждены в течение десятилетий выполнять работу, которая им не по душе. О каком психическом здоровье можно говорить в таком случае?

Дифференциальная психофизиология профессиональной деятельности как раз и должна уменьшить количество допускаемых ошибок при выборе профессиональной деятельности и стиля (способов) ее выполнения. Но для этого требуется широкое внедрение полученных в ее недрах сведений в практику профессиональной ориентации и отбора, которое зависит от соответствующей подготовки психологов на кафедрах психологии труда. К сожалению, как раз здесь-то и встречаются главные ' трудности. Ведь в большинстве вузов отсутствует аппаратурная оснащенность для диагностики типологических особенностей свойств нервной системы. Используемые же часто вместо аппаратурных методик опросники для диагностики свойств нервной системы не могут вскрывать истинную картину, так как касаются поведенческих характеристик, обусловленных комплексом типологических особенностей, а не каким-то одним свойством нервной системы. Кроме того, поведенческие характеристики во многом зависят от влияния социальных факторов, воспитания.

Интегральное изучение личности и попытки выявить интегральность личности часто сводятся к корреляционному и факторному анализу (впрочем, при этом слово «анализ» в большинстве случаев становится лишним, так как именно анализ выявленных связей (где причина, а где следствие) и отсутствует). При этом, естественно, становится как бы не обязательным и даже лишним качественный анализ полученных данных, так как корреляционный и факторный анализ осуществляются с помощью программ, заложенных в компьютерах. Такой схоластический подход к полученным результатам исследования начисто уничтожает различия между личностями, превращая испытуемых в некую бесформенную среднестатистическую массу. Тут уж не до дифференцированного подхода и различных нюансов. Все превращаются в «советский народ», как это было в не столь отдаленные годы.

Нельзя не отметить, что снова стало модным говорить о душе, духовных способностях, используемых вместо давно утвердившихся материалистических понятий. При этом понятия «духовные способности», «душа» нередко используются психологами со спекулятивными целями, только для собственного пиара. Например, в материалах последнего съезда психологов России опубликованы тезисы под названием «Измерение души», хотя автор говорит о подходах к измерению психических процессов. Само материалистическое мировоззрение оказалось дискредитированным, немодным, и раздаются призывы к его вытравлению из нашего сознания. Некоторые психологи предлагают в поисках истины вернуться к дуализму Декарта: материальное может порождать только материальное, а источником идеального может быть только идеальное. В результате разброд и шатания в материалистической психологии в отношении терминологии, соотношения биологического и социального, врожденного и приобретенного дополняются новой проблемой — выбором между материалистическим и идеалистическим пониманием психики.

Воистину, все в этом мире развивается по спирали (и в этом случае материалисты правы), а всякая история (включая и историю развития психологии) учит только тому, что ничему не учит. Итак, начнем все сначала?

Примечания

1. Например, «пирамида базовых потребностей» А. Маслоу постоянно приводится в отечественных учебниках и учебных пособиях без всякого критического рассмотрения как истина в последней инстанции. Между тем сам А. Маслоу неоднократно указывает на ее ограниченность, а свои представления о самоактуализирующейся личности и путях улучшения общества через самоактуализацию личностей называет научной утопией.

2. Гордеева Т. О. Психология мотивации достижения. М.: Смысл, ACADEMIA, 2006; Ребзуев Б. Г. Трудовая мотивация: измерение и изменение. СПб.: АНО «ИПП», 2006.

Категория: Мои статьи | Добавил: Petr001 (28.11.2010) | Автор: Ильин Евгений Павлович
Просмотров: 2434 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]